Джангир хан со своей свитой в Казани.

Редактор

Джангир хан со своей свитой в Казани
Еще один уникальный документ обнаружен в архивах Татарстана

Джеан-Гирь, Хан малой Киргизской орды, на возвратном пути своем из Москвы, куда он был приглашен на празднество, по случаю Коронации Государя Императора, Октября 13-го дня 1826 года прибыл в Казань.
Он остановился в Татарской слободе, в доме купца Шурбы-Мусы, где и пробыл до 17-го числа, т.е. до отъезда своего обратно в Орду.
Его сопровождают 4 Султана родствен- ники и вместе Начальники некоторых из его улусов; имена их:Чуке Султан Нурали Хан-Уали; Аиб Али-Султан Ишим-Хан-Уали; СиюшСултан и Карагул-Ходжа.
Кроме сих в свите его находятся трое Советников, или Старшины: Дузали, Дузабнаи, Черкас; и Магометанского исповедания духовник Ахун-Имам-Аит Мухаммед.
Государь Император принял Хана очень милостиво и осыпал его подарками. Государыни Императрицы также милостиво изволили разговаривать с Супругою Хана и столь щедро ее одарили.
Из иностранных Министров многие
посещали Хана. Султаны, Старшины и духовник получили большие золотые медали на Анненской ленте, а для возложения на Султанов* оставшихся в Орде, вручены такие же медали Хану.
Хан имеет от роду 24 года; он среднего роста и, по расположению лица и белизне рук, похож более на Европейца. Глаза у него большие, несколько выпуклые, борода не велика и редка, а взгляд веселый и ласковый,
одним словом наружность его привле- кательна. Хотя он неслишком свободно говорит По-русски, но правильно и имеет чистое произношение, всего же неожиданнее от Азиатца то, что он довольно порядочно пишет на нашем языке.
Природный язык его Татарский, он разумеет еще по Персидски и Арабски, и на всех сих трех языках пишет.
: Парадное платье Хана, в котором он был, осматривая наш Университет, состояло из собольей шубы, покрытой богатою золотою парчою. Шубу ценят в 15,000 руб. Под сею шубою был дорогой, зеленый бархатный
кафтан, обложенный золотым позументом, а под ним кофейного цвета камзол из той же материи.
Голова его была обвита тюрбаном из белой, тонкой кисеи, а шею украшал Высочайше пожалованный, осыпанный брил-
лиантами, портрет Государя Императора.
На боку его висела богато вызолоченная и осыпанная многими дра-
гоценными каменьями Турецкая сабля, которая прикреплялась к красному шелковому кушаку.
Вечером же, когда Хан удостоил мой дом своим посещение, на голове его была высокая, остроконечная Киргизская шапка из золотой парчи, опушенная дорогими соболями.
Султаны его были в парчовых кафтанах и в Киргизских шапках;
все они собою очень видны, лица их почти Монгольские, с выразительными, чрезвы- чайно мужественными чертами.
Вскоре после прибытия Хана в Казань лучшее Татарское купечество предложило ему свои услуги и пригласило’его на обед или ужин, которые, по Татарскому обыкновению, бывают в одно время — в 6 часов вечера.
Угощали его (хана) купцы: Муса Апанаев, Губайдулла Юнусов, Юсуп Ахмеров, Башир Айтов и Князь Заманов.
За столом Хан сидел на возвышенном пуховике, покрытом богатою парчою. Сия мягкая подушка, на которой Хан сидел во время пиршества, скрывала большую часть его
тела.
По обеим сторонам его, на разост- ланных на полу коврах, занимали места: с одной стороны Муллы, а с другой приглашенные, почетные посетители.
При начале стола обкосили кругом холодную воду для умывания рук, точно так же, как и пред окончанием подавали теплую для той же надобности. Первое блюдо, которое обносили, было плов, любимое Восточное кушанье: потом подавали пермени, далее пять или шесть пирогов, и наконец, разного рода жареное мясо и рыбу, всего было до 20 перемен.
Вместо серебряных ложек употребляли, по закону, деревянные, а вместо вин угощали щербетом и ставленым медом. Десерт состоял из арбузов, винограда, разных свежих и сухих плодов, варенья и конфектов.
В заключение в одно и тоже время подавали чай и кофе. В Пятницу угощал Хан всех здешних Мулл, число которых довольно было значительно. Он одарил их, равно, как и многих бедных, очень значительною суммою денег.
Одного Магометанина, недавно прибыв- шего в Казань из Индостана, Муллу Ишан Сагиб Зада, которого здешние Татары особенно уважают, как врача и святого, Хан почтил своим посе- щением и приглашал с собою в Орду.

Источник: https://vk.com/neonomads?fbclid=IwAR065a2fqZVPg7sKfJnQ_iFobof45W8803wMLAdHxw0UoM6YgfWYrrlYnXE

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

День работников связи и информации в Казахстане

Джангир хан со своей свитой в Казани Еще один уникальный документ обнаружен в архивах Татарстана Джеан-Гирь, Хан малой Киргизской орды, на возвратном пути своем из Москвы, куда он был приглашен на празднество, по случаю Коронации Государя Императора, Октября 13-го дня 1826 года прибыл в Казань. Он остановился в Татарской слободе, […]

Subscribe US Now